Техника и безопасность (единство или борьба...).[БДИ №№ 5-6, 2003]

© [БДИ №№ 5-6, 2003, www.bdi.spb.ru]

 

«Мы не занимаемся производством помады —
мы занимаемся приобретением покупателей»

Лозунг на входе фирмы «Ревлон Косметикс»

 

Раньше, касаясь вопросов некомпетентности и непрофессионализма, говорили, что есть две вещи, в которых разбираются все — это педагогика и здравоохранение.

На сегодняшний день «безопасность» практически созрела, чтобы занять третье место в этом списке.

Наш рынок технических средств уже в официальных кругах называют рынком безопасности.

Работая непосредственно на рынке около 10 лет, будучи многократным призером питерского форума «Охрана и Безопасность», наша фирма всегда считает своим долгом заявить, что никогда безопасностью не занималась, не занимается и пока не планирует заниматься, дабы не оказаться невольным виновником каких-либо бед конечного потребителя безопасности, как товара. Поэтому, все вышеизложенное — это взгляд дилетанта от безопасности на проблему извне.

Рынок технических средств растет по экспоненте. Это — факт. С другой стороны, как потребители безопасности (все мы в той или иной мере потребители этого товара) адекватного роста рынка конечного продукта мы не ощущаем. Это — тоже факт. И именно этот факт заставляет задуматься.

Уверен, что официальное определение «безопасности» (где-нибудь оно все же существует) начинается словами: «...— это комплекс организационно — технических мероприятий, направленных на ... и т.д.». И любая техническая система безопасности, очевидно, — тоже комплекс организационно-технических мероприятий, решающий конкретные задачи в рамках общей системы безопасности. Думается, что беда настоящего момента (по крайней мере, так видится невооруженным глазом) состоит в массовой попытке не усилить технические мероприятия за счет рынка технических средств, а подменить организационные мероприятия даже не техническими, а примитивно самой техникой. Смею утверждать, что это — путь «в никуда».

Мало того, что техника не способна подменить организационные мероприятия; применение ее может потребовать дополнительных организационных мер.

Если необходимо ехать со скоростью 300 км/час, то мало приобрести болид «Формулы 1». Необходимо еще иметь специально подготовленную трассу и, самое главное, еще необходимо подготовить или приобрести пилота должной квалификации. Прав категории «В» будет явно недостаточно.

Сплошь и рядом и на техническое задание заказчика, и на технические предложения поставщика и/или инсталлятора хочется задать вопрос: «Ну а дальше-то что...? Где же тут БЕЗопасность ? Зачем вам смотреть за опасностью, и за что вам тогда платят зарплату?» Мне, как дилетанту, всегда казалось, что задача «безопасности» — предотвращать, а не фиксировать событие, как задача врача — спасать больного, а не констатировать смерть.

Каждый день по телевизору показывают последствия чрезвычайных ситуаций по всему миру, есть возможность сделать видеозапись этих событий (причем, в реальном времени), но этого явно недостаточно, чтобы называть себя спасателем.

Невооруженным глазом видны следующие основные причины такой ситуации.

1. Активная сбытовая концепция, проводимая фирмами на рынке. Напомню основной лозунг: товар не покупается, а продается. Напомню условия применения: предложение существенно превышает спрос, а потребитель не разобрался в своих нуждах. Продавец активно наступает на потребителя, используя развитую сбытовую сеть и обилие рекламы.

Действительно, номенклатура товаров буквально идет валом. Зачастую не то, что потребитель, а и сам продавец-дилер не успевает разобраться до конца с предлагаемым им же товаром (поток товаров нарастает, а инструкции насчитывают, бывает, по сотни и более страниц, да еще на английском языке — перевести некогда, а уж читать и вникать...). А продавать надо в любом случае. Иначе, финансовый крах. Продавцу уже не до вашей безопасности, он бьется за свою, финансовую.

Вообще-то, это правильно. Всегда следует сознавать, что ваша безопасность, как таковая, волнует только вас, и строить ее (безопасность), только вам. А мы можем только предоставить какие-то инструменты. И не более того.

У нашего рынка есть одна весьма отличительная черта — исключительно высокий интеллектуальный потенциал. Два и более высших образования, ученые степени — явления рядовые на нашем рынке.

И под товар, который необходимо продать, начинают придумываться и подводиться ...концепции безопасности. Не технические решения поставленной заказчиком задачи, а именно концепции безопасности, т.е., по идеи, содержащие и весь организационныйкомплекс в полном объеме (на самом деле его там либо нет и в помине, либо на уровне не выше детективных сериалов, но за наукообразностью это мало кто заметит). Термин «концептуальное проектирование» тихо-тихо приходит на рынок технических средств. Бесспорно, прежде, чем затевать какую-то техническую систему, необходимо иметь концепцию (глобальную или для небольшого офиса — неважно), дабы четко представлять, а для чего же все это надо в конечном итоге. Но воплощенная поставщиком оборудования, который в действительности отвечает за реализацию предлагаемой фирмой продукции, такая концепция очень часто представляет собой программу продаж «под знаменами безопасности». Беспроигрышный вариант — придумать задачу под свое готовое решение, и убедить заказчика в актуальности темы (т.е. напугать заказчика придуманной продавцом угрозой; кстати, вселить в покупателя страх — это один из вполне официальных методов продаж). Благо, интеллектуальный уровень продавца позволяет и оценить покупателя, и убедить его. А какая терминология таких концепций! Заказчик и слов-то таких, может быть, не слышал, а, значит, может поверить, что перед ним воистину научный трактат. Как это влияет на безопасность? Ну, представьте, что изготовитель пусть самых лучших в мире скальпелей разработает методику пересадки сердечного клапана.

Можно признать, что «задавить заказчика интеллектом» — это специфический для нашего рынка метод.

Здесь же заметим, что нередко заказчик просто не хочет думать самостоятельно, ждет «готовых рецептов». Часто предлагает дать ему несколько вариантов на выбор. Будьте уверены, что все они будут, в первую очередь, отвечать денежным интересам продавца. Вашей безопасности — «постольку-поскольку». Согласитесь — это справедливо.

2. Вторая причина в той или иной мере характерна для большинства национальных рынков, но на нашем эта мера ой как высока. Слишком почва благодатная. Конечно, это лоббирование. Редко какой заказ для федеральных структур «идет прямым путем».

Задача — «освоить» выделенные «наверху» средства с максимальной личной выгодой для всех звеньев цепи от выделяющего средства до непосредственного исполнителя.

«Чтобы у нас все было, а нам за это ничего не было!», система должна отвечать двум основным требованиям:

  • «чтобы у нас все было..», системы должна быть максимально дорогой, ибо, чем больше общая сумма заказа, тем больше в абсолютном выражении процент каждого отдельного звена цепи;
  • «...чтобы за это ничего не было...», система должна быть максимально «красивой», хотя бы на момент времени предъявления ее руководству; должна быть заметной, производить впечатление, быть ориентированной на совершенно конкретное начальственное лицо, а не на пользователя.

Задача безопасности в числе первоочередных не ставится.

3. Третья причина — противоположная крайность — ценовые тендеры.

Самое обидное, что это касается в первую очередь именно тех, кому техническое обеспечение их деятельности действительно необходимо, кто работает «на земле».

Дабы получить средства на техническое оснащение зачастую будущий пользователь обязан предоставить лицу или структуре, выделяющим средства, ряд коммерческих предложений от различных фирм. А поскольку никаких других критериев, кроме цены, это лицо или структура оценить не в состоянии, цена и является основой выбора подрядчика и/или поставщика. У меня всегда это вызывает только один вопрос: «Почему, исходя из «правильности» ценового тендера, наши чиновники не ездят на «Оке»?»

Любое решение имеет совершенно конкретное денежное воплощение, и, не имея (или не выделяя) необходимых средств, не удастся реализовать его в принципе. Лучше деньги потратить на что-нибудь другое.

Да и с точки зрения классического маркетинга промышленный рынок технических средств безопасности не является рынком ценовой конкуренции. Есть ценовые барьеры, но спрос никакэластичным не является (напрямую зависимый от цены).

4. Техническая система — элемент престижа.

Раз фирма имеет громкое имя, система тоже должна быть «громкой». По крайней мере, не хуже, чем у соседа. Оборудование должно быть только известных и очень известных фирм. Производитель — Япония, США, как минимум Германия или Голландия. Система должна быть «на виду», чтобы конкурент или бизнес-партнер сам все заметил и позавидовал. Кто все это будет эксплуатировать, надо ли это? Об этом сначала не задумываются.

Сплошь каталоги и прайсы фирм пестрят значками «New». Потому, что падок наш клиент на это «New». Вероятно, думая, что «New» — это самое передовое и самое необходимое. Не знает наш покупатель или забыл, что при условии соблюдения всех маркетинговых мер по разработке, созданию и выводу на рынок нового товара, 50% из них все равно не найдут подтверждения на рынке. Нередко «Old» полезней «New».

В результате воздействия всех этих факторов, поодиночке или в комбинациях, зачастую имеем безопасность отдельно, а систему отдельно. В качестве примеров остановимся на достаточно типовых «перекосах» для систем видеоконтроля, как «родных» по сфере деятельности.

Перекос 1. « Запись во главу угла».

Еще лет пять назад уговорить клиента на единственный охранный видеомагнитофон было очень непросто. В то же время запись являла собой одно из мощнейших направлений развития рынка технических средств.

Тест: особо не задумываясь, перечислите, что осталось в памяти от последней выставки «Охрана и Безопасность»? Уверен, что на первых позициях Вашего списка будут системы цифровой записи. Вопрос 2 — основные характеристики «понравившихся» Вам изделий? И 99% конечных потребителей ответит: запись в реальном времени 8,16,32... и т.д.камер в течение суток, двух, недели, месяца..., причем, без всяких «при условии».

Ура! Единоборство рынка с потребителем закончилось полной победой рынка. Клиент уже не задает себе вопросов «надо или не надо, а если надо, то — для чего?». Ему теперь надо либо все (что в принципе существует), либо — ничего, если «на все» не хватило средств. Он уже нередко ассоциирует систему видеоконтроля с системой записи (раньше ассоциировал с камерами).

Реальное воплощение в жизнь тезиса «запись во главу угла» превзошло все немыслимые фантазии — кража в начале сего года из Алмазного фонда в Амстердаме. Охране предписывалось по пятницам просматривать недельный архив. В пятницу посмотрели и обнаружили, что в среду (или в четверг — не помню) их уже «обнесли». Видеокамеры никто не ломал, не обрывал кабели (к вопросу о вандалозащищенности); их завесили тряпочками — совершенно грамотно сделали — не будет тревоги о пропадании видеосигнала (кстати, могли завесить тряпочками свои лица — тот же конечный результат). Смею предположить, что аппаратура видеозаписи крупнейшего в мире хранилища алмазов отличается от тривиального мультиплексора с видеомагнитофоном. Так что, получается, как в известном мультфильме: «Деньги у нас есть; у нас мозгов не хватает...» Поскольку отсутствует организационный момент, можно утверждать, что на данном объекте отсутствует какая-либо система безопасности.

У нас есть распечатка видеозаписи злодеяния на одном из объектов. Злодеяние «благополучно» состоялось, злодей благополучно покинул объект. И, как оказалось, не то, что необходимо «реальное время», нужными оказались 10-12 отдельных кадров из почти 4-х часовой записи. Физиономия на записи вполне пригодна для опознания, но вряд ли это будет сильным утешением пострадавшей стороне. Т.е. система работает, а безопасности нет, ибо нет препятствий для опасности. Единственная реальная польза этой записи состояла в том, что она наглядно показала, насколько охрана не утруждает себя процессом думания. Если бы охранник, находившийся в одном кадре со злодеем, чуть расширил бы свои функции манекена и попробовал подумать, и злодеяние бы было предотвращено, и злодей был бы задержан с поличным, и записи бы не понадобилось. Отсутствует организационный момент — отсутствует система безопасности.

Больше всего «зачем?» вызывают именно системы видеозаписи. Неплохо сознавать, что сама по себе запись — это уже постфактум. И если событие присутствует на записи без одновременного отображения адекватных мер, т.е. уже свершилось, то система безопасности имеет брешь.Корректно было бы отнести систему записи к системе сбора и хранения данных, котораяс точки зрения технической системы администрирования, доказательной базы может представлять очень мощное средство. Но непосредственно ни вас, ни имущество от угрозы не защитит. Разве что может впрямую обезопасить охрану от уголовных преследований, доказав правомерность ее действий (например, при применении оружия). Как правило, никогда лишней не бывает, но в каком виде и воплощении...?

Клиент прямо-таки зомбирован рынком на «реальное» время. Четверо из пяти выдвигают это, как непременное требование. Честно говоря, анализируя все известные мне объекты, не могу отыскать ничего, кроме игровой ситуации казино и кассовых узлов магазина, где бы запись 25 к/с была необходима. Представьте, при скорости 4 к/с событие должно длиться не более 0,25 сек., чтобы иметь вероятность не попасть в кадр. Кто успеет перелезть забор и пересечь зону контроля за это время? Кто успеет вскрыть помещение? Даже произвести выстрел за это время невозможно. Зато цены будут отличаться в порядки, и, зачастую, диалог с клиентом на этом прекращается. Заказчик уходит обиженным, что его хотят обмануть, ибо свое ценовое представление он сложил на основе обрывочных рекламных материалов; подрядчик в свою очередь затратил немало своего времени на проработку этого «хочу» и тоже радости от ситуации не испытывает. А ответом самому себе на элементарный вопрос: «Что я жду в конечном результате от записи?» клиент себя почему-то не всегда утруждает. Тогда и техническое решение было бы однозначным в зависимости от бюджета. Если надо зафиксировать физиономию нарушителя с тем, чтобы потом отыскать его по некоей базе данных, логичнее было бы увеличить количество каналов (камер), дабы выбрать оптимальный ракурс, увеличить разрешение пусть и в ущерб частоте кадров. И т.п. Причина этого проста — скорость обновления информации — это один из основных параметров позиционирования на рынке многоканальной аппаратуры записи. Клиент полностью находитсяпод влиянием рынка.

Тоже заметный момент позиционирования — длительность архива. И подай клиенту от двух недель до месяца. Уверены, что надо? Получается, что безопасность организована таким образом, что событие может остаться незамеченным в течение длительности этого архива. А если событие оперативно зафиксировано, почему бы сразу не сделать репликацию записи на сменный носитель и держать уже не весь архив, а только эту запись столько, сколько надо. «Черный ящик» самолета имеет длительность архива 20 минут — разумность имеет свои пределы, ибо пределы имеет любой кошелек.

Перекос 2. «Наблюдать „за тридевять земель“».

Передача видеосигнала — это неисчерпаемая тема рынка технических средств. И дальность передачи — это самая основная характеристика позиционирования продукции на рынке. Чем дальше и качественнее передан сигнал, тем совершеннее аппаратура, тем серьезнее фирма — разработчик. В нашу борьбу за место на рынке мы не можем не втянуть нашего потребителя с его задачами безопасности: кому же еще оплачивать наши победы. И, конечно, нам это удается. Видели рекламу с барышней на пляже с ноутбуком в руках и надписью: «Находясь на отдыхе, вы можете видеть, что происходит у вас в офисе»...? Сделать такое действительно можно. Увидели. Дальше что...? Для начала, испортили свой отдых. Можете даже стать объектом иронии со стороны соседей по отдыху, у которых, может быть, дела в их офисах обстоят не лучше, но они этого не видят. Или будете звонить доверенному лицу? Тогда логичнее, чтобы изначально это лицо и контролировало бы ситуацию. Или будете звонить с Канар в местное отделение милиции?

«Хочу на мониторе своего офисного компьютера видеть свою дачу,» — это уже не из рекламы, а желание реального клиента. Сторожа на даче, как выясняется, нет. Готов утверждать, что в данном случае будет строиться система опасности. За время возможного реагирования (езды до объекта) с самим объектом сделать можно все, что угодно, да еще «...пользуясь случаем, передать в камеру привет всем родственникам и знакомым...», а чтобы избежать в дальнейшем возможного опознания,достаточно закрыть лицо шарфом (или завесить камеру тряпочкой в соответствии с мировым опытом). Зато, можно представить, как и в каком состоянии будет происходить езда до объекта. Мне известно гораздо более простое, дешевое и надежное решение подобного вопроса: на даче есть сторож и стационарный телефон GSM. Если сторож не снимет трубку в течение 3-х минут (т.е. отсутствует непосредственно на охраняемом объекте), он будет уволен. Но если адекватные действия на угрозу, т.е. организационный момент, не предусматриваются, системы безопасности по-прежнему нет, как бы красиво не выглядела система техническая.

Справедливости ради заметим, что такое сверхдальнее наблюдение существует в гораздо большей степени на выставочных стендах и рекламных материалах, нежели в боевом использовании. Стоимость его оказывается существенно выше «полезности».

В частности, по анализу продаж в нашей фирме за последние два года можно сделать вывод, что на одну единицу аппаратуры передачи на дальность свыше 1,5 км продается 7~8 единиц на дальность менее 1,5 км.

Невредно представлять, чтореагирование «бегом» на расстояние даже в 1 км при очень хорошей физической подготовке охранника потребует никак не менее 3,5 минут. При движении на автомобиле со скоростью 60 км/час потребуется 1 минута. И, если, прогнозируемая угроза может быть совершена в течение времени реагирования, ничего ваша система не защищает, и вряд ли может считаться системой безопасности, несмотря на громкие названия и высокие цены аппаратуры.

Последнее время появляются задачи передачи видеоинформации как непосредственно в пост реагирования, так и в некий удаленный пост контроля. Лично мы предлагаем в таких случаях рассматривать две системы: техническую систему безопасности в рамках поста непосредственного реагирования на опасность и административную систему, которую можно в свою очередь рассматривать, как составную часть общей системы передачи данных, если таковая есть или планируется быть, ибо и требования, и технические параметры, и принципы построения будут различными для принципиально разных задач. Да и заказчик тогда начинает мыслить здраво и ставить реальные задачи.

Перекос 3. «Видеть в потемках».

Целые сражения разыгрываются на страницах журналов и сайтах по поводу чувствительности видеокамер. Одни выставляют после запятой такое количество нулей, что их уже приходится отдельно пересчитывать, как в банковском счете; другие вполне грамотно доказывают, что такого быть не может. Заставить работать видеокамеру в потемках — этонаправление технического развития целых фирм. И, конечно, такое развитие не может происходить без финансирования. Заниматься наукой ради самой науки на рынке мало кто может себе позволить, даже, если захочет. Так еще и не захочет. Поэтому опять в этот процесс должен быть активно вовлечен потребитель.

Отдельной статьей проходит по рынку тема ИК-прожекторов. Кто-то перепродает импортное оборудование, кто-то разрабатывает и производит самостоятельно.

Скажу честно, лично мне нравится работать с камерами высокой чувствительности, правда, когда речь идет именно о чувствительности матрицы, а не о «камерах ночного видения». Хотя бы, шумов меньше. Что касается инфракрасных прожекторов, то за все время деятельности ни на одном из своих объектов мы не установили ни одного такого прожектора.

И вот появляется техническое задание от заказчика, который «подкован рынком», а в нем и требование установки ИК прожекторов, и чувствительность камер такая, что нулей после запятой не сосчитать.

Все тот же вопрос — увидели, а что делать-то будем? Если это банальная слежка за «человеком, похожим на Генерального прокурора», то ради Бога... Применяйте.

А если это периметральная система видеоконтроля? Кто будет принимать меры на обнаруженное камерой нарушение? Пожалуй, собака при освещенности в 0,005 люкс сориентироваться сможет. Летучая мышь способна летать, не задевая препятствий, в кромешной темноте. Но человек на реальном объекте (груды швеллера, арматура, бетонные плиты, стальные трубы — обычный «пейзаж» территории какого-нибудь промышленного гиганта) при освещенности даже в 0,05 лк рискуетдля начала переломать себе ноги в спокойной обстановке, а уж перемещаясь бегом по тревоге... Или бедняга будет мотаться с фонарем в одной руке, а дубинкой — в другой? Освещение должно быть хотя бы по требованиям ТБ. А уж если человек видеть в состоянии, «нормальная» видеокамера увидит и подавно.

Перекос 4: «Камер много — я один»

Великая вещь — видеонаблюдение. На улице метель и мороз под тридцать градусов, а можно, сидя в теплом помещении, видеть свой объект одновременно с нескольких точек.

Все же для безопасности именно наблюдение — приоритетный момент. «Предупрежден, значит, вооружен». Среагируешь, если увидишь. Чем больше камер, тем, естественно, система сильнее. Техническая система. Системой безопасности ее сделают только правильные организационные мероприятия.

Рынок может предложить завести на один компьютер несколько десятков видеосигналов — количество каналов — это тоже «ценный» момент позиционирования своего товара. Заводите, сколько хотите, только помните, что полноценно наблюдать ваш подготовленный оператор больше 7-8 не сможет. Его собственный механизм восприятия и обработки информации тоже имеет вполне ограниченную пропускную способность . Не случайно, так называемых «None PC» систем практически не бывает с числом каналов больше 16. Если уж завели на один сервер 50 каналов, не забудьте развести видеоинформацию по нескольким рабочим местам. В противном случае можете считать, что у вас ее вообще нет. В доказательство сего момента на последней выставке я провел простейший эксперимент с потенциальным клиентом из сферы торговли. Благо, количество посетителей вполне могло сымитировать ситуацию в торговом зале какого-нибудь универсама. На мультиэкране были выведены изображения от 7 камер. На вопросы, что в данный момент делает тот или иной человек в том или ином поле экрана, мой тестируемый практически не дал ни одного правильного ответа. Даже при таком количестве визуально обрабатываемой информации необходима подготовка оператора. В известных нам (изнутри) казино на одного оператора приходится не более 6 картинок.

Очевидно, что еще можно отыскать немало примеров всевозможных перекосов, обусловленных той или иной ситуацией, как на рынке безопасности, так и на нашем рынке технических средств, который функционирует по совершенно объективным рыночным законам, и принципиально ничем не отличается от любого другого. Безопасность, как таковая, — это товар, который производит наш потребитель. И как он это будет делать, решать только ему самому. С него и спрашивать. Если совсем честно, то в списке рыночных задач нашего рынка безопасность вообще не фигурирует, и, перепоручая задачи одного рынка другому, следует понимать, что в первую очередь будут решены задачи собственные; «чужие» в лучшем случае могут попытаться решать, так сказать, факультативно, и, вполне вероятно, на дилетантском уровне с результатом «на лице...»

И последнее! Хороший инструмент может существенно облегчить работу, ускорить ее, повысить эффективность, в первую очередь — экономическую (влиять на цену товара), но никогда не превратит дилетанта в специалиста, тем более, в специалиста от безопасности. Никогда скрипка Страдивари не сделает из меня Паганини.

А. Попов


Предупреждаем!
Публикация является интеллектуальной собственностью. Полная или частичная перепечатка материалов публикации возможна исключительно с официального согласия авторов и владельцев авторских прав.